СУБКУЛЬТУРA ТРЕТЬЕГО ВОЗРАСТА — strelchenko blog
Advertisements

СУБКУЛЬТУРA ТРЕТЬЕГО ВОЗРАСТА

Граница преклонного возраста очень подвижна 

 Представления о старости и возрасте в культуре носят мировоззренческий характер. Нет цифры, после которой человек становится стариком/старухой. Более того, граница такого статуса очень подвижна. Многие авторы, сопоставляя социокультурные обзоры старости, создают некую карту их изменений с античности до наших дней. В цивилизациях Древнего мира наиболее уважаемым периодом жизни человека была зрелость, понимаемая как максимальный расцвет сил, способностей, полезности для государства.   


  Зрелый человек был учителем, передавал знания, умения, мастерство молодым. Несмотря на сакрализацию образа «старого вождя», необходимо отметить, что такой старец принимал активное участие в жизни сообщества, осуществлял функции жреца и военачальника, что его возраст был не многим более возраста зрелости. Библейские старцы — пророки, персонифицирующие общественную мудрость активны и деятельны. В Афинах в случае войны призывались граждане до 60 лет. Старец – это явление скорее исключительно, так как длительное время эпидемии, сепсис, санитарно-бытовые условия, приводили к высокой смертности среди населения, в том числе и молодого. Так по данным исторической демографии максимальный средний возраст был в Античной Греции в Классический период 44,1 лет, а в эпоху Возрождения в Англии 40 лет, между этими высокими точками мы видим продолжительность жизни в 25, 28 лет.    

Представления о старости все время претерпевали изменения, так как старость была понятием, характеризующим не возраст, а степень физической и социальной активности. Традиционное общество, не знавшее пенсий и социальных выплат, предполагало, что человек вовлечен в трудовую деятельность на протяжении всей своей жизни. А так как большинство людей не доживало до почтенного возраста старости, то представления о ней носили нечеткий характер. Поскольку количество прожитых лет начинает фиксироваться только в эпоху Нового времени, то в Средневековье люди имели только приблизительное представление о количестве прожитых лет, понятие старости носило скорее психологический, чем хронологический характер. Продолжая тему примеров, хочется сказать, что с помощью простых арифметических действий мы можем узнать, что сеньоре Капулетти 27 лет, и она почтенная дама с дочерью на выданье.  

Ментальный мир старости 

 Психологическое восприятие старости связано с социальным возрастом человека, обусловленным нормами поведения индивида, характерными для данного общества. Сюда входят предпо лагаемый возраст вступления в брак, допустимый возраст родительства и прародительства, начала трудовой деятельности. Надо понимать ментальный мир старости как систему прямо или косвенно связанных со старостью и старением представлений, формирующихся на индивидуальном и коллективном уровнях сознания. Такие представления можно структурировать по различным основаниям: степени детализации (представления о старости вообще, о различных аспектах старения (телесных и психических изменениях), о собственной старости), сравнительному контексту (старость-юность, старость – зрелость, старость – смерть), доминированию различны интеллектуальных форм, принятию/непринятию старости.    

В традиционной культуре модель старости предстает как мудрость и носительница ценностей общества. Старость — это не только уход, конец, старость имеет большое культурное и социальное значение. Старики являлись носителями «ментального багажа», его хранителями и систематезаторами. В силу уже объективной их исключенности из активной трудовой деятельности, они становились трансляторами культурных, нравственных и семейных ценностей, передавая их следующему поколению. Вербальная передача опыта и знаний имела большое значение в традиционной культуре.  

Новое осмысление старости в XIX столетии 

 В XIX веке, когда продолжительность жизни начинает увеличиваться, происходит стремительный рост городов, все чаще многопоколенную семью заменяет нуклеарная, и место старости переосмысливается. С появлением пенсий для рабочих на рубеже XIX-XX веков становится возможным формирование новой модели старости, финансово независимой от молодого поколения, относительно свободной и располагающей свободным временем. Такой вариант, ранее доступный только обеспеченному классу, создал прецедент для конструирования новой модели старости. Становление индустриального общества ускорило общественный прогресс и качественные изменения общества, связанные с приумножением знания и приумножением различных видов социальной практики. Старость осмысливается по-новому, не просто как носительница определенной культурной информации, а как ценный отрезок жизни.

К.Г. Юнг, говоря о старости, утверждал, что «вечер жизни» не может иметь ту же программу, что и её утро. Юнг отмечает, что подготовка в старости в большинстве культур связана с религией, которая наполняет  смыслом вторую половину жизни, создавая условия для саморазвития и самосовершенствования личности. Эвристические положения конциепции Юнга можно свести к трем тезисам:  

  1. старость — самостоятельный, уникальный период жизни, имеющий свои цели и ценности; 
  2. подготовка к старости необходима, чтобы встретить её с достоинством и пониманием;  
  3. старость – период обращения к своему Я, с целью его совершенствования.   

Роль старости в XX -XXI столетиях 

В ХХ века помимо войн и революций человечество столкнулось с потребностью в качественно новом проживании старости. Развитие медицины замедлило процесс старения даже по сравнению с XIX веком. Роль старости, характерная для традиционного общества, уже не вписывалась в социальную реальность. Развитие пенсионной системы создало слой пенсионеров. Это новый социальный слой, свободный от трудовой деятельности, относительно материально независимый, оказался перед ранее незнакомыми проблемами организации свободного времени, занятости, приложения физической и социальной активности. Традиционные роли воспитателей и хранителей памяти уже не были востребованы в той мере, в которой наполняли смыслом жизнь стариков ранее. XX век породил не только новый социальный слой, но и новую субкультуру, субкультуру третьего возраста. 

В старости человек сохраняет те же потребности и желания, которые были у него в зрелости 

 Открытием стал факт того, что вступая в старость, сегодня политкорректно называемую третьим возрастом, человек сохраняет те же потребности и желания, которые были у него в зрелости, и сопротивляется любым действиям, исключающим его из общества. Утрата привычных ролей при сохранении здоровья и социальных связей приводит к утрате смысла жизни и чувству собственной ненужности. Для сохранения самооценки и самосознания человек нуждается в новых посильных видах деятельности, приносящих моральное удовлетворение. Осознаваемая потребность в социальной и культурной активности стала основой для формирования одной их моделей современной старости.    

Субкультура людей третьего возврата становится стержнем, объединяющим граждан пожилого возраста, создает особую близость между ними, но в то же время обосабливает их от других возрастных групп. Такая культура значительно отличается от культур других возрастных групп.  Система норм, стереотипов и ценностей формируется в условиях ограниченности коммуникаций и общественных связей с другими социальными группами.    

Субкультура – система ценностей, моделей поведения, жизненного стиля какой-либо социальной группы, представляющая собой самостоятельное целостное образование в рамках доминирующей культуры. Она возникает как позитивная или негативная реакция на господствующую в обществе культуру и социальную структуру среди различных социальных слоев и возрастных групп.    Современное общество социально неоднородно и дифференцированно, занятие индивидами различных позиций, статусов приводит к проблеме социального неравенства, одним из аспектов которого является социальная дискриминация. Дискриминация в обществе существует в разных проявлениях: по национальному, экономическому, гендерному признаку и т. д.

В современном европейском обществе набирает силу ейджизм, проявляющийся в боязни старости, сознательном исключении её из круга социальных и культурных интересов.  

 Формирование и развитие возрастных субкультур 

 Существование субкультуры всегда возможно только в рамках материнской (базовой) культуры, которая и определяет иерархию субкультур, их место в обществе и регулирует их взаимодействие. Формирование и развитие возрастных субкультур предполагает наличие у них четких границ, критериев отбора представителей. В каждой из них существует система образов, отражающая отношение к представителям других субкультур, и паттернов поведения, формирующая образ «Мы». Вокруг собирательных образов «Мы» — «Они/Другие», формируется субкультурная картина. субкультурные интерпретации становятся важнее, чем общекультурные.

Субкультурные идеализированные паттерны, выступающие как нормы поведения, идеализированные образцы, в то же время используются как традиционный способ регулирования социальных отношений, сохраняя ролевой баланс. Они эффективны, так как позволяют в чувственной форме, не прибегая к сложным интеллектуальным и идентификационным процессам, определить принадлежность к «Мы», подтвердить или восстановить групповой статус, используя известные паттерны, несущие символическую нагрузку.    

Субкультурная норма выражает исторически сложившийся в конкретном обществе предел, меру, интервал допустимого поведения, деятельности индивидов одного и разных полов, соци альных групп. Норма – это социальные ожидания «правильного» поведения, оценки, обусловленных совокупностью культурных факторов, морально-этических требований, религиозных убеждений, преобладающих в конкретное время в определенной социальной группе и обществе в целом.    

Субкультура третьего возраста находится в процессе становления. Старость в современном обществе переосмысливается. В постиндустриальном обществе проявляется новые аспекты интереса к к пожилым людям. Децентрализация культуры, мультикультуризм, внимание к социальным границам культуры, позволяют по-иному взглянуть на третий возраст, в не дихотомии цветения – увядание.  


  Исследования в области возрастной психологии показали, что в этом возрасте личность продолжает развиваться, у нее появляются закономерные новообразования (мудрость), а потребности меняются.    

София Бацанова

Поделиться