Advertisements

Потеря привычного тела

Несмотря на позитивные изменения в восприятии старости, отношение к ней в обществе неоднозначно. С одной стороны пожилой возраст может трактоваться как период свободы от профессиональной деятельности, время личностного роста, с другой старость — это период когда теряется одно из важнейших сокровищ современного человека – спортивное и подтянутое тело, на строительство которого потрачено множество сил и средств.

Тело для современного человека становится одним из краеугольных камней понимания окружающей действительности. Прогресс медицины и косметологии, изменение стандартов красоты, статуса инвалидов привели к новому пониманию тела не как физической оболочки, а как самостоятельного агента. Отношения к такому «телесному» повороту не может иметь однозначной положительной или отрицательной оценки. Европейская традиция приоритета духовного, внутреннего, индивидуального начала над телесным постепенно теряет свою актуальность. ХХ век открыл нового человека – человека созданного языком и сексуальностью, вышедшего за рамки табуирования, разрешившего себе быть одновременно природным наравне с интеллектуальным. Но осознание права на тело, доказательство его себе и обществу привели к соматизации или телоцентризму.

Тело человека как самостоятельная ценность

Oпределить однозначно место тела в современной европейской и российской культуре сложно: маятник понимания раскачивается от телоцентризма до понимания тела как физической оболочки, в которой происходят физиологические процессы жизнеобеспечения. Несомненно, одно впервые со времен античности тело понимается как самостоятельная ценность, оно не греховно и вторично, тело – самостоятельная онтологическая единица. Тело осмысливается как часть европейской культуры, объект специальных практик и символическая структура.

Ключом к пониманию тела в современном обществе становится его трактовка как частной собственности личности. «Культурная» репрезентация тела делает его формой капитала, принадлежащего отдельному индивиду, оно актив, нуждающийся в постоянных инвестициях. Тело предстает как актив, требующий инвестиций. Анализируя современное информационное общество, с уверенностью можно сказать, что тело становится фетишем, окруженным заботой. Тело несет в себе новую семиотическую структуру, являясь при этом фундаментальным инструментом в проекте социализации субъекта.

Забота о себе в современной культуре становится большим, тело обретает самостоятельную ценность. Оно наделено неким магическим смыслом, связанным с «идеальным», «совершенным», «прекрасным». Мы производим, конструируем, трансформируем и увеличиваем наши тела, используя типично семиотические процедуры. Состояние нашего тела говорит о нас столько же, сколько и диплом, состояние банковского счета и место жительства. Тело, являющееся самостоятельным социальным капиталом, нуждается в постоянном поддержании его в форме, удовлетворяющей представлениям общества не столько об эстетической норме, сколько о социальном статусе и готовности к интенсивной и систематической работе.

 Геронтофобия одна из отличительных черт современности

Страх потери активности, красоты культурно и социально одобряемого тела приводит к созданию модели избегания старости. Геронтофобия стала такой же отличительной чертой времени, как и рост информационных технологий. В отличие от традиционной культуры сегодня старость ассоциируется не с мудрость и опытом, а с утратой. Американсая исследовательница С. Фол называет старость одним их главных страхов современности наравне с ожирением и смертью. Старение противоречит основным парадигмам современной культуры, её понятиям и идеалам. Лозунг современности можно сформулировать как «Выглядеть на двадцать лет моложе».

И выглядеть — это не только носить одежду, не отражающую возраст, но и иметь тело выглядящее моложе. Современное западное общество не приемлет старости, видя в ней нечто такое, чего «приличные люди» должны стесняться и, по возможности, скрывать от окружающих. Страх перед старостью и ее исключение из числа тем, допущенных «к широкому обсуждению» (то есть попадающих на телеэкран, на страницы газет и журналов, на радио, а не только в специальные научные и философские издания), вряд ли кто-нибудь будет оспаривать.

Важно, однако, понять причины, по которым старость вызывает настороженное отношение не только со стороны молодежи и не «среднего возраста», но и у самих людей старшего возраста. Пожилые люди сегодня все чаще стыдятся своих лет, скрывают свой возраст. Старое тело лишено главной привлекательной черты – сексуальности. Достоинством становится не полученный в процессе жизни опыт, а то, насколько тело сохранено не просто здоровым в рамках возрастной нормы, но и насколько оно молодо относительно молодых.

Новые формы спортивной и социальной активности

Индустрия молодости не просто чрезвычайно доходна, но и включает в себя множество компонентов от недорогих кремов «от морщин» до пластических операций и комплексного омоложения. Но немаловажным аспектом формирования субкультуры молодого тела становятся преображения и новые формы спортивной и социальной активности. В них тело не просто является важным компонентом, а становится главным действующим лицом. В него вкладывается столько же сил, сколько и в молодости, к нему предъявляются такие же критерии.

Успешное и правильное тело – залог мифически гармоничных отношений с миром, является прекрасно продаваемым товаром. Это отмечал в своей работе «Общество потребления» Ж. Бодрийярд «тело не существует для автономных целей субъекта, оно существует как реализация нормативного принципа наслаждения и гедонистической рентабельности, как принуждение к инструментальности, непосредственно индексируемо е в соответствии с кодом и нормам и общества производства и регулируемого потребления». Несоответствие тела заданному стандарту порождает чувства стыда за собственную несостоятельность, как личности. Неудовлетворенность образом собственного тела приводит к попытке его изменить.

Реальное возрастное тело не вписывается в современную культуру

Реальное, живое, возрастное тело, несущее на себе отпечаток прожитых лет, опыта, болезней не вписывается в современную телоцентрическую культуру. Понимание старой телесности как запущенной, неухоженной, лишенной целостности и ценности — приобретение современной культуры. Социальной и культурно одобряемый внешний облик старости противоречит принятым ранее время нормам. Принципиально новой чертой в облике тела пожилого человека становится обнаженность. В истории искусства изображение обнаженного немолодого тела встречается нечасто. Как правило, оно связно с необходимостью подчеркнуть нестандартность и особенность ситуации. Традиционно в изображении пожилого человека акцент делался на взгляде (прекрасные старики Рембранта и Тициана), руках, позе усталой, но не лишенной достоинства. Особая красота старости была сопряжена не с физической привлекательностью и сексапильностью, а с мудростью.

Новая грань современности — это  сексапильная старость

Сексапильная старость — это новая грань телесного конструкта. Необходимо отметить, что это не продолжение дискурса доступности плотских наслаждений третьем возрасте, а новый дискурс, предполагающий конкуренцию с молодыми. Телесный облик рассматривается с тех же позиций, что и телесный облик большинства 25, 30, 40, 50 летних. Провозглашенный Шерон Стоун лозунг «50 – это новые 30», выводит представление о теле на неизвестную ранее орбиту сознательного подчеркивания удовольствия от качества тела. Это не только обнаженные фотосессии самой Шерон, где она предстает перед зрителем в одних туфлях или колье, но и обсуждение их параллельно с возвратными заболеваниями актрисы, системой косметологических процедур, необходимых для поддержания формы.

Еще более ярким и дискутируемым стал набирающий популярность конкурс красоты среди бабушек в Бразилии, более откровенный чем большинство конкурсов красоты среди юных участниц. Участницы предстают перед судьями практически обнаженными, одетыми в условные купальники и представляющие на суд не просто красивое тело, а товарное, близкое к идеалу тело. Такое тело моет быть предметом гордости женщин более молодого возраста. Возраст мудрости предстает как сочетание молодого и спортивного тела с социальным опытом и многогранностью жизни. Образ мягкой, уютной и вкусно пахнущей бабушки уходит в прошлое, перестает быть понятным и востребованным. Представители третьего возраста становятся участниками модных проектов преображение, но и самостоятельно воплощают их в жизнь. На наших глазах в последние 10 лет формируется субкультура возрастного бодибилдинга, в которую входят не только люди, отдавшие этом виду спорта всю свою жизнь, но и те, кто начал строительство тела после 60. Селфи седобородых рельефных мужчин, становятся частью популярной системы мотиваторов и демотиваторов. Участие участников в возрасте «55 +» перестало быть чем-то уникальным в медийных проектах по похудению.

Мысль о том, что строительство тела – это такой же бесконечный процесс, как и личностное самосовершенствование хорошо просматривается в оценке востребованных историй похудения и преодоления себя в пожилом возрасте. Так история 74 летнего американского врача Джеффри Лайф является едва ли не обязательным мотивационным материалом на сайтах, посвященных фитнесу и похудению.

Модели тела – это коллективные представления о теле

В обществах боящихся смерти и лишнего веса, старость становится излишней трудностью, преодолеваемой путем приложения индивидуальных усилий и стараний. Рассмотрение репрезентации, понимания собственного тела, приводит к формированию моделей тела т.е. установок, схем интерпретации опыта и других элементов смысловой жизни, конструирующих укорененные в культуре способы воспроизведения телесности. Модели тела – это коллективные представления о теле, несущие на себе отпечаток эмоций сообщества, через них конструируется общение человека со своим телом.

Тело пожилого человека на социальном и на индивидуальном уровне рассматривается по-разному. Оно мыслится, а не переживается, человек стремится к формированию собственного тела в соответствии с нормами, приписываемыми обществом для него через модели, ранее не характерные для данной социальной группы. Отношение к собственному телу, характерное ранее только для молодежной и субкультуры, как к активу, имеющему конкурентную значимость.

Телесность пожилых и молодых конструируется одинаково

Таким образом, в рамках третьего возраста телесность конструируется по модели, схожей с моделью, характерной для более молодого возраста. Рассматривая телесность, как проект, необходимо отметить, что, так как длительность его равна жизни, то на разных этапах цели, задачи и методы его реализации меняются вместе с жизненными целями, возможностями и представлениями о собственной субъективности. Характеризуя субъективное отношение к собственному телу, можно это описать следующими словами: «Недовольство собственным телом — это нормальная характеристика современного отношения к себю. Его масштаб может быть разным: от легкого недовольства до выраженных страда ний». Такая позиция связана не только с возрастными или гендерными нормами неудовлетворенности собственным телом, но и с восприятием тела, как самостоятельного, отвлеченного явления, требующего постепенного вписывания в представление о собственном Я. София Бацанова

Поделиться

Похожие записи